Новости

200 миллионов рублей за водородные установки: как устроен конкурс Up Great

22 Августа 2018

200 миллионов рублей за водородные установки: как устроен конкурс Up Great
Эксперт технологического конкурса о водородной энергетике, молодых ученых и самом состязании

Как получить миллионы рублей за водородную установку, где грань между экспертной помощью и соавторством и что мешает развернуть в России сеть водородных заправок, в интервью Indicator.Ru рассказал эксперт технологического конкурса Up Great «Первый элемент», руководитель лаборатории ионики твердого тела Института проблем химической физики РАН Юрий Добровольский.

Конкурс Up Great создан по образцу международных конкурсов XPrize, Darpa Grand Challenge и им подобных. Участники должны будут найти решения сложных технологических задач, например, создать водородную энергетическую установку для дрона или беспилотный автомобиль, который сможет двигаться в условиях города зимой. С июля этого года принимают заявки на три конкурса: «Зимний город» (приз — 175 миллионов рублей), «Первый элемент. Земля» (140 миллионов рублей) и «Первый элемент. Воздух» (80 миллионов рублей). Его организаторы — Российская венчурная компания (РВК), Агентство стратегических инициатив (АСИ) и фонд «Сколково».

— Расскажите, как устроен конкурс. Допустим, я инженер, собрал команду и решил подать заявку. Мне нужно иметь уже прототип устройства, только чертежи или просто некую концепцию в голове?

— Конкурс устроен достаточно просто. Команда должна изготовить энергоустановку на основе топливных элементов, соответствующую техническому заданию. Каждой команде дается одинаковая платформа. Для конкурса «Первый элемент. Земля» это автомобильная платформа, для «Первый элемент. Воздух» — мультикоптерная. Платформы полностью автоматизированы и движутся одинаково по заданной программе. Команды монтируют на платформах свои энергоустановки.

Соревнование проводится в очной форме одновременно для всех участников. Победит команда, устройство которой будет двигаться дольше других, но главное — не менее трех часов. Это главное условие конкурса, технологический барьер, который нужно преодолеть. Если ни одно устройство не сможет этого сделать, то победителя в конкурсе не будет.

На начальной стадии команды должны просто зарегистрироваться, а на финальной (в конце мая 2019 года) — иметь готовую действующую энергетическую установку.

— Есть ли уже работающие прототипы таких устройств за рубежом?

— Не только прототипы, но даже действующие устройства в мире есть. Однако их характеристики пока не столь впечатляющи, чтобы заставить будущих потребителей и изготовителей поверить в безоговорочную перспективность таких устройств. Надеемся, новое слово здесь скажут участники наших конкурсов.

— Почему в конкурсе «Первый элемент. Воздух» выбраны именно такие параметры: мощность — 1,3 кВт, удельная массовая энергоемкость не менее 700 Вт•ч/кг, масса не более 7 кг?

— При определении этих цифр мы отталкивались в первую очередь от параметра удельной энергоемкости. На момент планирования конкурса мировые значения по энергоемкости на малых промышленных энергоустановках на основе топливных элементов достигали 550−600 Вт•ч/кг. В связи с этим была задача преодолеть существующие на тот момент мировые технологические решения, поэтому было выбрано значение 700 Вт•ч/кг.

Значение мощности 1300 Вт было определено исходя из того, что энергоустановки участников будут испытываться на мультикоптерной платформе, которая определяет довольно высокие технические требования. Масса энергоустановки рассчитывалась из параметра удельной энергоемкости, мощности и времени работы.

— Разработать водородные топливные элементы — это одно, но что делать с инфраструктурой? Достаточно ли мощностей для изготовления и хранения такого топлива? Какие перспективы у водородных заправок в России?

— Сейчас водород — это один из самых крупнотоннажных газов, используемых в промышленности. Инфраструктура по хранению и транспортировке газов развита весьма хорошо. Если говорить о заправке баллонов, например для мультикоптеров, то это уже сейчас не проблема. Заправка баллонов водородом есть в каждом крупном городе.

Реализация сети автомобильных водородных заправок пока более сложный вопрос. Он определяется в первую очередь различными техническими регламентами и регламентами безопасности, которых в России нет. На решение этого вопроса потребуется больше времени.

— Каким образом вы будете помогать участникам конкурса? Где находится грань между экспертной помощью и соавторством в работе? Думали над тем, как бы ее не переступить?

— Помощь участникам конкурса в первую очередь будет состоять в консультациях по вопросам интеграции создаваемых устройств в состав платформы, на которой будут проводиться испытания. Эта помощь не будет затрагивать ноу-хау и научные разработки участников конкурса и экспертов в топливной энергетике.

— Вы работаете в Институте проблем химической физики РАН. Какие проекты, связанные с водородной энергетикой, вы разрабатывали, разрабатываете сейчас или, возможно, что-то планируете в будущем?

— В нашем институте создали сверхлегкие топливные элементы для робототехники и мобильной техники на основе собственных разработок. С использованием этих элементов были впервые созданы образцы беспилотных летательных аппаратов самолетного типа (совместно с ЦИАМ имени П.И. Баранова и компанией «ИЖБС») и мультикоптерного типа (совместно с ООО «Гиперкоптер»), зарядные устройства различного типа и прототипы достаточно большого количества других устройств.

— К вам в лабораторию или в институт в целом много идет молодых ученых работать?

— Средний возраст сотрудников лаборатории составляет 36 лет. Ежегодно в лабораторию приходит два-три молодых сотрудника.

— Что молодежь привлекает в вашей лаборатории?

— Думаю, в первую очередь — возможность совмещения суперсовременных фундаментальных исследований с их практическим применением. Проще говоря, мы объединяем науку с практикой, причем в одной из самых перспективных сегодня областей — энергетике.

— Раз мы заговорили о практике, то где сейчас лучше работать молодому ученому, инженеру — в научно-исследовательском институте или высокотехнологичном научном стартапе, бизнесе?

— Молодому человеку всегда хорошо там, где есть интересная работа, «по душе», достойная зарплата и слаженный коллектив. А что это — институт, крупный или мелкий бизнес — это зависит в первую очередь от потребностей самого человека.


Источник: Indicator.ru

Хочу быть в курсе
Спасибо!