«А процессор ты дома не забыл?»

14 Октября 2020 VC.ru

Материал подготовлен при поддержке организаторов конкурса Up Great Про//Чтение

Участники конкурса Up Great разрабатывают алгоритмы, которые в перспективе могут выполнять некоторые функции учителей русского языка и литературы: проверять тексты и находить ошибки — речевые, структурные, логические. Мы спросили у педагогов, что они об этом думают.



Лариса Арачашвили
«Учитель года 2019», Волгоград

Первая мысль о роботе, которому можно отдать сочинения

Нелюбимая часть моей работы — проверка тетрадей. Это настоящая рутина. Приходится тратить много времени, чтобы удостовериться, что сочинение ребенка не списано полностью из интернета или не составлено из фрагментов из разных источников. Если эту часть работы за меня сделает алгоритм — я буду очень рада.

А если этот робот будет ещё и делать анализ по каждому ученику на основе проверенных работ — вообще замечательно. Но это не значит, что я абстрагируюсь и не буду открывать тетради.

Половину того, что я знаю о своих учениках, я узнаю из сочинений. Как я могу заходить в класс, если не понимаю, как рассуждают мои дети?


О машинах, которые понимают логику и смысл текста

Не верю, что это осуществимо в ближайшем будущем. Для меня это утопия и фантастика: такой резкий скачок от «у нас не было ничего» до «у нас есть всё» невозможен. Если это не какой-то промежуточный вариант.

Даже Microsoft Word проверяет орфографию не совсем правильно: он не видит разницы, например, между краткими причастиями и прилагательными. Если робот будет работать так же «качественно», как Word — то не надо.

Допускаю, что сочинение из ЕГЭ с заявленными критериями лет через десять будет проверять машина, которая просто проверит наличие ключевых слов и определённых грамматических связок.

О разделении обязанностей

Сегодня у меня было три урока: с девятым классом мы проходим «Бедную Лизу», с десятым — «Грозу», с одиннадцатым — «На дне». Всё это я должна была перечитать за день до, чтобы оживить в памяти те мелочи, которые делают произведение живым. Но из-за объёмов домашнего задания для проверки иногда удаётся прочесть только краткое содержание. Это сильно влияет на качество урока и восприятие детьми произведения.

Если бы часть моей работы взял на себя робот, я бы не тратила освободившееся время на какие-то дополнительные курсы — стала бы просто качественнее готовиться к занятиям.

О реакции учеников

Некоторые даже обрадуются внедрению роботов, потому что сталкивались с не очень объективной оценкой и ошибками преподавателя. Мозг иногда расставляет нам ловушки, и даже учителя от этого не застрахованы: если я десять раз прочитала неправильно написанное слово, в одиннадцатой тетради с большой вероятностью сама «исправлю» вариант на неправильный.

О конкуренции с машиной

Я буду рада помощи машин, но они никогда меня не заменят. Наоборот, ценность преподавателя вырастет. Пропадут «преподаватели-троечники», просто начитывающие материал и отсиживающие свои часы

Таких действительно легко заменить машиной, вы даже не заметите разницы. В школе останутся только по-настоящему эрудированные и мотивированные учителя.



Марина Пильская
преподаватель международной школы-лицея «Байтерек», Алматы

Первая мысль о роботе, которому можно отдать сочинения

Это попытка всех загнать под единый шаблон. Я такому противлюсь. Можно вырастить идеально грамотную сволочь, ну а толку? Будет ли человечеству от этого польза? Задача литературы — скорее, не научить, а воспитать.

О реакции учеников

В период дистанционного обучения я ставлю ученикам задания через платформу, куда они вставляют текст ответа. Часто встречается ситуация, когда ребёнок случайно ошибётся буквой или введёт двойной пробел, а машина ему в ответ поставит двойку и оставит наедине со своими чувствами.

Да, алгоритм может быть объективнее учителя, но это сводится к стандартизации. Кто будет разрабатывать этот стандарт? В журнале «Литература в школе» лет семь назад было опубликовано блестящее сочинение ребёнка с предложением к учителям: проанализировать и оценить.

Мнения абсолютно разделились в диапазоне от двойки до пятерки, критерии оценки у всех были разные. Как здесь можно быстро прийти к общим рамкам и сколько допущений при этом придётся делать?

О разделении обязанностей

Стихи — вот, что я точно не доверила бы машине. На моей практике был такой пример: свои стихотворения ко мне принесла восьмиклассница — начинающая поэтесса. Они были так плохи и читались так трудно, что их нельзя было даже назвать стихами.
Если бы я проверила их как машина и просто выдала все ошибки, то точно отбила бы у ребенка всю охоту и желание продолжать
Поэтому мы вместе начали работать с ритмом, рифмой, образами — и в десятом классе она заняла первое место в конкурсе литературного перевода, а сейчас учится в Испании и пишет прекрасные стихотворения. Теперь задумываюсь, что было бы, если бы я просто указала ей на ошибки?

О конкуренции с машиной

Конкуренции я не боюсь. Мы уже полгода на полной дистанционке, вместо любопытных глаз вижу перед собой только экран. Не могу потрепать ребенка по щеке, погладить по голове, даже покричать дистанционно не могу. Ни я, ни они не чувствуем этой душевной связи.



Любовь Гараз
автор обучающего канала в TikTok, Тюмень

Первая мысль о роботе, которому можно отдать сочинения

«О, как здорово!». Это было бы хорошее подспорье для учителя при проверке вороха тетрадей с топорными речевыми ошибками.

Бесконечный заряд сил робота — огромное преимущество. Я, бывало, проверяла тетради до двух ночи или специально вставала в пять утра, чтобы успеть сделать это до урока, потому что объёмы были колоссальными. Потом пересматривала и замечала, как много ошибок пропустила.

О машинах, которые понимают логику и смысл текста

Рано или поздно к таким машинам придут, но не берусь судить, возможно ли это технически в полной мере. Возможно, двух конкурсных лет будет достаточно для базового уровня, который станет более комплексным в будущем. Стилистика текста — настолько тонкая вещь, что количество параметров и алгоритмов для проверки может быть очень и очень большим.
Ещё одна сложность — понимание почерка. Не представляю, как машина разберет, например, слова «лишили» и «шиншилла», выведенные размашистой детской рукой

О разделении обязанностей

Если проверку тетрадей можно будет делегировать машине, я потрачу свободное время на новые задания — обожаю их придумывать. Из последнего: «Кто бы быстрее заболел коронавирусом: Обломов или Штольц?», вопрос вроде простой, но как раскрывает характер и образ жизни персонажей.

Но никогда не доверила бы машине стихи. Ребёнку легко отбить интерес и вдохновение в стихосложении. Он боится показать первые пробы даже человеку, что и говорить о прямолинейной машине.

Тот же Афанасий Фет — мастер грамматических ошибок. Его до сих пор любят и читают с удовольствием, но вот посмотрите:
Как беден наш язык! — Хочу и не могу.
Не передать того ни другу, ни врагу,
Что буйствует в груди прозрачною волною.
Компьютер сразу скажет: «Что за дела? Что за предложения? Вы — дурак». А бедный Фет опустит руки, страна останется без поэта.

О конкуренции с машиной

Глупо бояться конкуренции со стороны машин. Сейчас у нас много программ для проверки орфографии и пунктуации, но ценность педагога от этого не стала меньше. Всё потому что его основная задача «научить», а не «проверить».


Ирина Смирнова
преподаватель и репетитор, Санкт-Петербург

Первая мысль о роботе, которому можно отдать сочинения

«Любопытно». На практике доверила бы проверку сочинений, но лишь в порядке забавного эксперимента и лояльности к прогрессу.

О машинах, которые понимают логику и смысл текста

На примитивном уровне машина сможет определить логические и смысловые ошибки, грамматическую и лексическую сочетаемость. Но как ей можно объяснить, что лексически странные выражения «живой труп» или «мёртвые души» — это не ошибка, а фигура речи, оксюморон? Можно заложить в память все имеющиеся в речи оксюмороны, но как быть с неологизмами-оксюморонами?

В то, что хоть когда-нибудь искусственный интеллект станет способен определять все речевые нюансы, я не верю.

Вот есть фраза «Полынья зеленела вокруг нивы». Большинство детей не знают значения слов «полынья» и «нива». Они объясняют их по-своему: полынья — трава. Нива — дерево, авто или вообще птица. Вот пусть робот с ума и сходит, пытаясь понять смысл фразы.

Если начинить машину Розенталем, различными словарями, примерами лексической сочетаемости, то ей всё равно не хватит главного: эмоционального интеллекта. Метафорического философского камня, превращающего свинец в золото. Таинственной составляющей, которая делает текст «живым»

О разделении обязанностей

Всякие «жи-ши», «раст-рост» машина поймет. Орфографию вообще полностью можно доверить машине. Как в шахматах: заложить в память все комбинации, а машина быстрее человека отберёт нужную. Но вот с пунктуацией — уже вопрос. Как машина поступит с вариативными знаками препинания в бессоюзных сложных предложениях? Сможет ли верно определить смысловую нагрузку многоточий? А они в современном письме очень функциональны.

Проверку стихов и сочинений я бы машине не доверила. Все-таки творческий процесс — это таинство, а не складывание пазлов из уже созданных элементов. Главного элемента, душевности, в машину не заложить.

Пока мне трудно поверить в появление талантливого робота. Талант — качество человеческое. Поэтому освободившееся после проверки сочинений роботом время я бы заложила на перепроверку этих самых сочинений.

О реакции учеников

Дети будут рады! Абсолютное большинство отнесётся с доверием. Я уже задавала им этот вопрос.

Но вот объективность оценки, которую выделяют как преимущество машины над человеком, — условна. Она зависит от заложенных в неё критериев оценивания. Машина лучше, чем человек, способна оценить орфографическую грамотность. Во всем остальном — спорно. Но то, что машина не устает и не ошибается — это её сила.


* * *

Возможность создания машины, которую мы обсуждали с учителями русского и литературы, — не гипотеза, а реальное конкурсное задание Up Great Про//Чтение.

Участникам предстоит разработать систему искусственного интеллекта, которая за полминуты распознает в небольшом тексте заданные типы ошибок (смысловые и логические, погрешности в структуре текста). Разработчики, чей алгоритм справится с задачей не хуже человека, получат 100 млн рублей.

Регистрация на первый цикл конкурса открыта до 29 октября.


Источник: VC.ru

Хочу быть в курсе

Спасибо!