Елена Казакова: «Режиссура учебной деятельности — прерогатива человека»

5 Ноября 2020 РИА Новости
Елена Казакова: «Режиссура учебной деятельности — прерогатива человека»
В декабре станут известны результаты первого цикла испытаний технологического конкурса Up Great ПРО//ЧТЕНИЕ. Конкурс призван стимулировать разработку искусственного интеллекта, способного находить смысловые, логические и фактические ошибки в текстах, написанных человеком на естественном языке. Первыми письменными работами, за которые "взялся" ИИ, стали школьные эссе. Елена Казакова, директор института педагогики СПбГУ, профессор, доктор педагогических наук и членкор Российской академии образования, входит в жюри конкурса. Корреспонденту РИА Новости Олегу Никишенкову она рассказала о том, как школьная система адаптируется к появлению среди ее инструментария технологий ИИ и останется ли учитель-человек для ребенка незаменимым источником знаний.

— Искусственный интеллект в образовании – неоднозначный сюжет, у которого много сторонников, но не меньше противников. Как, на ваш взгляд, технология ИИ может повысить качество образования?

— Технологии искусственного интеллекта способны сделать процесс обучения более эффективным. Например, доказано, что качество образования тесно связано с качеством обратной связи. Проще говоря, если каждая задача, которую решает ученик, будет проверена и ребенок получит обратную связь, узнает плюсы и минусы выполненной работы, то результат гарантированно вырастет на 30-50 %. Исследователи приводят разные цифры, но факт роста считается доказанным. В современной же образовательной практике сохраняется традиция "выборочного контроля", доказавшая свою непродуктивность. Если искусственный интеллект возьмет на себя большую часть рутинной проверки работ, то шансы ученика на получение обратной связи повысятся, а учителя смогут сосредоточиться на тех случаях, где проверка с помощью ИИ еще не представляется возможной.

Очевидно, что искусственный интеллект также обладает большим потенциалом дебюрократизации процессов в школе и вузах. Это касается подготовки аналитики, отчетов, планов и так далее. Но есть и еще одно направление использования ИИ – как инструмента настройки самообразования с учетом интересов, особенностей развития мышления, восприятия текстов каждым конкретным человеком.

— Вы участвовали в разработке задачи конкурса Up Great ПРО//ЧТЕНИЕ. С какими трудностями столкнулись при постановке конкурсного барьера?

— Формализовать процесс, который плохо поддается формализации, очень сложно. И это было главной трудностью при подготовке конкурса. Исторически процесс чтения и анализа воспринимается как "черный ящик", некий акт творчества, в котором субъективизм шагает рука об руку с аргументом "мне подсказывает интуиция", "я так вижу". Такого рода аргументы – плохой учитель для алгоритмов ИИ. Поэтому перед нами стояла задача объективировать и технологизировать все, что можно. Но не уничтожить при этом суть самого процесса.

Была и другая сложность – заблуждения части экспертов в отношении природы искусственного интеллекта, уверенность в том, что ИИ может самообучаться с нуля, без заложенных в него стартовых данных. Хороший искусственный интеллект – пока все-таки следствие хорошего естественного интеллекта.

В ходе проектирования конкурса мы провели большое количество дискуссий как с экспертами из области ИИ, так и с преподавателями с большим стажем. Не обошлось и без детальной совместной проверки сочинений, в ходе которой удалось объективизировать интуитивные формулировки и превратить их в набор объективно измеримых метрик, которые уже хорошо подходят для автоматизации.

Конечно, кажется привлекательной идея о том, что ИИ сразу сможет проверять сочинения и домашние задания вместо учителя. Однако реальность, как всегда, оказывается сложнее. В ходе проработки конкурса стали кристально ясны две вещи. Во-первых, первое время искусственный интеллект будет выявлять, прежде всего, достаточно простые ошибки. Практика покажет, какие именно, но, например, думаю, что в их числе будут неправильные даты исторических событий. Во-вторых, в проверке домашних работ компьютер человека не заменит ни в краткосрочной, ни в среднесрочной перспективе. Проведу аналогию с проверкой орфографии в текстовом редакторе – умеет ли компьютерный редактор абсолютно точно найти все ошибки на уровне профессионала? Конечно, нет. Но большинству реальных людей проверка орфографии жизнь значительно упрощает. То же будет и с выявлением смысловых ошибок: сделать за человека всю работу компьютер не сможет, а вот не наделать тривиальных ошибок по невнимательности уже не даст.

— На ваш взгляд, готовы ли школы и учителя в нашей стране к внедрению технологий ИИ? Отличается ли ситуация в России и в мире?

— Если отличие российских педагогов от мировой практики и есть, то в лучшую сторону. Хотя, конечно, ситуация у нас очень неоднородная. Профессия учителя по своей типологии тяготеет к осторожности и консерватизму, педагоги доверяют "только своим". Но когда кто-то из лидеров профессионального сообщества лихо осваивает новые технологии – большинство быстро обучается и тоже переходит на новый уровень.

С другой стороны, гибкость и "умение отчитываться" у нас развиты тоже достаточно хорошо. Бывали случаи, когда администрация радостно рапортовала о том, что "все прошли обучение и владеют новыми информационными технологиями". На деле же ситуация была совершенно иной – исследователи фиксировали, что больше половины педагогов даже не имели адреса электронной почты, не умели заходить в интернет. Тем не менее, я убеждена, что по-настоящему эффективные новые технологии будут достаточно быстро освоены в обыденной практике. При условии, конечно, если они не войдут в сферу административной отчетности, тогда… беда.

— В одном из своих интервью Вы отметили, что ИИ не заменить учительскую "режиссуру" урока. Также он никогда не сможет воодушевить ученика на познание. Чего не хватает искусственному интеллекту?

— Если рассматривать процесс обучения как совместную деятельность группы учеников, их педагогов и родителей, то мы имеем дело со столь сложной системой, просчитать реакции которой пока не может ни один компьютер. Осеннее утро и летний полдень требуют разного начала урока. Усталость после неудачи на предыдущем уроке может стать мощным демотиватором. А вспыхнувший вчера разговор в сети, который нужно продолжить, будет заставлять нас отклониться от заранее простроенного "маршрута" урока. Опытный, добрый и разумный учитель сможет оперативно реагировать на эти обстоятельства. ИИ – пока нет. Вы скажете – это пока, я же отмечу, что это "пока" – точно равно длине отпущенного мне срока жизни. Именно поэтому режиссура совместной учебной деятельности с учетом индивидуальных особенностей ученика – это пока прерогатива человека.

— Готовы ли школьники ко встрече с ИИ лучше, чем педагоги? Ведь искусственный интеллект может стать не только ассистентом учителя, но и тренажером для учеников. Какие барьеры предстоит преодолеть в этой сфере?

— Исследования показывают, что компьютерные тренажеры, обучающие игры и другие новые инструменты получения знаний наши ученики осваивают с намного большим азартом, чем учителя. Их преимущества – позитивная мотивация за счет интерактива, новый дизайн, опора на пространственное мышление, быстрота реакции ИИ, точность и определенность обратной связи. Многие дети говорят, что большой плюс тренажера заключается в том, что "его не страшно". Не страшно ошибиться – всегда можно вернуться и сделать еще одну попытку. Один шестиклассник сказал мне: "Я так люблю учиться, когда я не боюсь".

Что касается барьеров, то здесь есть и очевидные – отсутствие компьютеров, низкая скорость интернета в школах. Но есть и другие. Ученику нужен взрослый, чтобы отличить качественный контент от халтуры, а ценный с точки зрения образования сайт от ресурса, продвигающего рекламу тренажера для ЕГЭ. К сожалению, компьютерный "фастфуд" сегодня составляет пока большую часть контента, и пока не стоит идеализировать ученика – ему может не хватить воли сделать правильный выбор. Вообще, я очень опасаюсь сегодня тех разработчиков, которые "подсаживают" ребенка на манипулятивные, рекламные технологии, лишая маленького человека свободы воли, свободы самоопределения. А кому нужен безвольный раб ИИ?

— Как еще в школе могут пригодиться "роботы-помощники", помимо задачи анализа сочинений? И на какие цифровые технологии будет опираться школа будущего?

— Климат-контроль, диагностика состояния здоровья школьников, робот-аватар ребенка, пропускающего занятия по болезни, многозадачные полифункциональные стены, учебники, допускающие настройку учеником... Можно еще долго фантазировать. Впрочем, я перечисляю только то, что уже называют наши ученики. Но есть и более приземленные вещи. К примеру, я хочу, чтобы в классах парты перестали стоять строем, "в затылок вперед сидящему", чтобы в классе у каждого ученика было личное "офисное" место, чтобы стены были покрыты краской, по которой можно писать, а под рукой была приставка, позволяющая проецировать любое изображение с любого гаджета. Хотя, конечно, это все не заменит главного, – нормальных человеческих отношений педагога и ребенка.

Конкурс Up Great ПРО//ЧТЕНИЕ организован РВК, Сколково и АСИ в целях реализации Национальной технологической инициативы.



Источник: РИА Новости
Категория:

Хочу быть в курсе

Спасибо!